Science.tatsel.tu - Молекулярно-кинетическая теория  
  Испарение и
конденсация
Пленочное
кипение
Сверхтекучий
гелий
События и
мероприятия
Библиотека  


Испарение и конденсацияПленочное кипениеСверхтекучий гелийСобытия и мероприятияБиблиотека• История холода• Разделение газовых смесей БольцманиадаХейке Камерлинг-ОннесКриогениус


Бродянский В.М. От твердой воды до жидкого гелия (история холода)

Петр Леонидович Капица

П. Л. Капица родился в Петербурге в 1894 г. и прошел (но несколько раньше) ту же школу, что и Шубников, - Петроградский политехнический институт.

Петр Леонидович Капица
Рис. 7.6. Петр Леонидович Капица

В 1921 г. А. Ф. Иоффе включает П. Л. Капицу (который в это время был уже доцентом) в комиссию Академии наук, которая направляется в Европу для восстановления научных связей, а также закупки научного оборудования и литературы. В Кембрижде Иоффе обращается к самому Резерфорду - физику с мировой славой - с просьбой принять Капицу на стажировку в знаменитую Кавендишскую лабораторию (Она названа в честь великого Кавендиша - того самого, среди многочисленных работ которого было открытие задолго до Рэлея и Рамзая инертных газов в воздухе (см. гл. 6)). После некоторых колебаний, связанных с опасениями, что новый сотрудник внесет "большевистский дух" в респектабельный Кембридж. Резерфорд все же согласился взять Капицу в свою лабораторию и впоследствии не жалел об этом. П. Л. Капица проработал в Кембрижде 13 лет - намного больше, чем Шубников в Лейдене, и успел сделать за это время очень многое. Начал работу он, по собственному выражению, "с остервенением".

Работы Капицы велись в двух основных направлениях: первое - создание и использование сильных магнитных полей, второе - криогенная техника. Прежде чем рассказать о его достижениях по непосредственно относящемуся к теме этой книги второму направлению, уделим некоторое внимание тому, как развивалась карьера Капицы в Кембридже. Краткий ее очерк дал П. Е. Рубинин [10].

1923 г. - Получил стипендию имени Максвелла. Защитил диссертацию на степень доктора философии Кембриджского университета.

1925 г. - Назначен заместителем директора Кавендишской лаборатории по магнитным исследованиям. Избран членом Тринити-колледжа.

1926 г. - Торжественное открытие Магнитной лаборатории П. Л. Капицы при Кавендишской лаборатории. В церемонии принял участие тогдашний канцлер Кембриджского университета, бывший премьер лорд Бальфур.

1929 г. - Избран действительным членом Лондонского Королевского общества. В этом же году и АН СССР избирает П. Л. Капицу членом-корреспондентом.

1930.г. - Назначен профессором-исследователем Лондонского Королевского общества и директором новой Мондовской лаборатории, созданной специально для работ Капицы в области сильных магнитных полей и низких температур. Средства для этого выделило Королевское общество. (Людвиг Монд - химик и промышленник, завещавший Королевскому обществу большую сумму на развитие науки. Из нее и были взяты 15 тыс. фунтов стерлингов для строительства лаборатории.)

На торжественной церемонии Мондовскую лабораторию "принимал" канцлер Кембриджского университета Стэнли Болдуин трижды премьер-министр - в 1923, 1924-1929 и 1935-1937 гг. В своей речи, которая может служить образцом того, как государственный деятель должен относиться к науке и к тем, кто ее создает, он сказал: "Это событие чрезвычайной важности. В наше время положение стран зависит не только от ее вооруженных сил и развития ее промышленности, но и от ее завоеваний науки. Мы счастливы, что у нас директором лаборатории работает проф. Капица, так блестяще сочетающий в своем лице и физика и инженера. Открытие этой лаборатории является предзнаменованием того, что Англия сможет снова занять ранее принадлежавшую ей ведущую роль в этой важнейшей области научных исследований".

Вся Англия и ее доминионы узнали из печати все подробности церемонии открытия по статьям и фотографиям. Советским читателям об этом событии рассказал журнал "Огонек".

Не следует думать, что за всеми этими событиями Капица забывал о своей стране. Он помогал советским научным работникам получать стипендии и проходить стажировку в ведущих научных центрах Европы, в том числе в Кавендишской лаборатории, и поддерживал связи с советскими научными учреждениями.

В августе 1934 г., как и раньше, Капица поехал на родину, чтобы повидать близких и друзей и посетить УФТИ и его криогенную лабораторию, консультантом которых он был с 1929 г. В начале сентября он участвовал в Ленинграде в Международном конгрессе, посвященном 100-летию со дня рождения Д. И. Менделеева. А в конце сентября он узнал, что в Англию его больше не пустят... Вся годами налаженная работа обрывалась. Мондовская лаборатория оставалась без директора, а Капица - без лаборатории. Сделать что-либо, чтобы изменить это решение, продиктованное "сверху", было абсолютно невозможно.

П. Л. Капица оказался в очень тяжелом положении, на гране нервного срыва. Он намеревался осенью, после возвращения в Кембридж, приступить к серии опытов по исследованию жидкого гелия. Весной этого года был пущен созданный под его руководством новый ожижитель гелия, и все, что было нужно для работы, было подготовлено. Сначала он пытался передать в письмах советы и указания своим помощникам, но понял, что это руководство на расстоянии бесперспективно.

В конце концов, при содействии Академии наук и ряда академиков, в том числе И. П. Павлова, и с помощью усилий самого Капицы было принято решение создать в Советском Союзе институт, в котором он мог бы продолжить и развить свои работы. Большую помощь в этом деле оказал В. И. Межлаук, который был в это время заместителем председателя Совнаркома СССР и председателем Госплана. В круг его обязанностей входило и курирование науки

(В. И. Межлаук (1893-1938 гг.) - государственный и партийный деятель (в революционном движении с 1907 г.), сохранивший еще ленинские традиции в отношении к науке и ее деятелям. Был репрессирован. О том, каков был этот Человек, видно из того, что уже находясь в тюрьме, он написал труд "О плановой работе и методах ее улучшения". Посмертно реабилитирован.).

В декабре 1934 г. состоялось решение Совнаркома СССР о строительстве в Москве Института физических проблем. Поддержал Капицу и Резерфорд, согласившийся продать в Советский Союз часть оборудования Мондовской лаборатории, чтобы дать возможность начать работы в ИФП как можно раньше. Эту жертву мог принести только человек, который, по выражению Капицы, был ему "как отец родной".

При такой поддержке, несмотря на все препятствия, ИФП был построен в небывало короткий срок, к декабрю 1935 года. К числу препятствий, которые пришлось преодолевать Капице в это время (и в дальнейшем), относилась борьба с самыми разнообразными проявлениями бюрократии, в частности с почтением к внешней форме. При этом даже научный авторитет и чувство юмора не всегда помогали (а второе иногда и мешало). Приведем отрывки из писем Капицы жене, где он касается этой темы.

"То, что в Англии решается одним телефонным звонком, здесь требует сотни бумаг. Тебе на слово ничему не верят, верят только бумаге, недаром она дефицитна. Бюрократия душит всех. Душит она и Валерия Ивановича [Межлаука], который часто сам бессилен; его распоряжения разбиваются и изничтожаются в бумажных потоках". "...Тут люди веселости не любят. Я уверен, что они были бы в восторге, если 6ы я отпустил себе бороду, мычал важные слова и величаво поглядывал бы направо и налево. Одним словом, выглядел бы, как мудрец, философ и ученый так, как их принято представлять в театре..."

"...Разыгрывают из себя жрецов, вроде того, который поет так свирепо и важно, как в "Аиде". И никто бы не огорчился, если бы Академия наук была бы превращена в храм, а мы - в священников. Но вот я-то "попом" как раз быть и не могу по натуре, у меня все против этого. И я еще не так им наозорничаю, чтобы они бросили этот мистический подход к ученым. Наука должна быть веселая, увлекательная и простая. Таковыми же должны быть ученые".

П. Л. Капице и его новым помощникам пришлось преодолеть еще много трудностей самого различного характера - и организационных, и снабженческих, и финансовых. Но в конце концов ему удалось отстоять такую "безбюрократическую" структуру института, которая давала возможности работать "весело, увлекательно и просто". Была сформирована основная группа научных сотрудников и опытных мастеров. С марта 1937 г. в институте начал работать Л. Д. Ландау. И первой задачей, которой занялись в институте, было изучение свойств жидкого гелия. К началу 1937 г. ожижитель гелия был запущен и заработал. Можно было начинать путешествие хотя и не в новую (исследователи там уже побывали), но все же полную загадок область, расположенную ниже 3K.


Следующая страница: 7.3. Парадоксы жидкого гелия


    • Главная   • Библиотека   • История холода   • Петр Леонидович Капица  

  Испарение и конденсация Пленочное кипение Сверхтекучий гелий События и мероприятия
Библиотека Больцманиада Камерлинг-Оннес Криогениус
 
  © Science.Tatsel.ru 2006-2017.
Молекулярно-кинетическая теория. Научные публикации.
Испарение и конденсация. Плёночное кипение. Сверхтекучий гелий.
о проекте
условия использования
контакты
карта сайта